Житие Преподобного Герасима Болдинского (стр 2)

Страницы 1 - 2 - 3 - 4 - 5 - 6 - 7 - 8 - 9 - 10 - 11 - 12 - 13

Когда обитель пр. Герасима на время теряла силы и не могла защищаться от вражеских ударов, ее сокровища подвергались хищению, а святыни поруганию. Ее храмы разграблялись и разорялись, богослужебные одежды и церковная утварь расхищались, монастырская казна уносилась, документы и бумаги уничтожались. Поэтому-то в архиве монастыря нет царских грамот на владение землями и угодьями, нет записей о многих пожертвователях благочестивых христолюбцев, нет и других документов, важных для обители. Самое же главное - нет достоверных письменных сведений или заметок о жизни пр. Герасима, его трудах по устроению обители, положении и правах монастыря при нем и т.п. Благодаря этому среди братии, жившей в Болдиной обители, мало-помалу утвердилась мысль, что и совсем нет никаких письменных сведений о жизни, преставлении и чудесах пр. Герасима. Чем живее была эта мысль, тем сильнее старалась братия сохранять в своей среде и сообщать на сторону устное предание о жизни и подвигах Преподобного.

Житие Преподобного Герасима Болдинского
Герасим Болдинский
Путем такого предания, переходившего из рода в род, от седого старца к юному послушнику, подвижникам Болдиной обители были известны важнейшие черты из жизни св. Герасима. Но эти сведения были отрывочны, неполны, неопределенны, а самое главное, они могли быть достоянием сравнительно небольшого круга лиц, желавших назидаться примером жизни Преподобного. Для многочисленных почитателей его в высшей степени желательно было иметь полное и обстоятельное житие Преподобного Герасима Болдинского. И такое сказание о нем самым неожиданным образом появилось на радость и утешение как братии Болдиной обители, так и другим почитателям пр. Герасима. Где всего естественнее и прямее было искать полного жизнеописания св. основателя Болдина монастыря, как не в стенах последнего? Кому всего важнее и интереснее было сохранять письменные сведения о жизни и деятельности Преподобного, как не его ученикам, подвижникам Болдиной обители? Взять для примера любую семью: не ей ли всего известнее жизнь и характер лица, от которого она ведет свое происхождение? И если преданья этой семьи записывались, где всего естественнее и понятнее храниться им, как не у ее потомков, хотя бы и очень отдаленных от главного корня? Так было и с жизнеописанием Преподобного, которое, будучи составлено в стенах Болдиной обители, долго хранилось в ней и не в одном списке, но в бурные времена, пережитые обителью, пропало или нарочно уничтожено врагами нашей церкви иезуитами. И однако промыслу Божию чудным образом угодно было сохранить житие Преподобного Герасима Болдинского там, где, по-видимому, оно могло быть всего меньше, вдали от основанной им обители. В 1890 году Болдину монастырю удалось приобрести точные копии с двух рукописей, повествующих о жизни, преставлении и чудесах его основателя.

Одна из них хранится в Императорской публичной библиотеке в Петербурге под № 711, а другая в Московской Румянцевской библиотеке в сборнике Ундольского под литерой «Д». Первая принадлежит перу ученика пр. Герасима Антония, бывшего игуменом Болдиной обители с 1569 года до 11 октября 1585 года, когда он был посвящен во епископа Вологодского. Всего вернее, что перед отправлением на епископство Антоний, по просьбе братии Болдиной обители, и написал житие Преподобного, которого знал лично. А может быть, оно написано еще в то время, когда Антоний не был возведен в звание игумена и состоял в числе братства Болдиной обители. Как бы то ни было, житие, составленное Антонием, явилось на свет не позже 30 лет по преставлении Преподобного, когда были живы весьма многие из 127 человек, составлявших братию Болдиной обители в год кончины ее основателя. Составитель, помимо близкого знакомства с жизнью Преподобного, не мог внести в житие ничего неправдоподобного, лишнего, неверного уже потому, что его слова поверялись множеством свидетелей, хорошо знавших деяния своего учителя. Житие Преподобного Герасима, написанное Антонием, отличается поэтому всеми признаками достоверности. От него так и веет спокойствием, беспристрастием и сознанием великого долга говорить одну чистую, беспримесную истину.

Другое житие определенно говорит о времени его написания; в конце его приписано: «сие житие преподобного Герасима писал Гришка Жюков в 7194 году от сотворения мира или в 1685 году от Рождества Христова». В этой рукописи, написанной в подлиннике полууставом, не сообщается о жизни Преподобного в сущности ничего нового; его составитель заботился главным образом о том, чтобы красноречивее, цветистее и пышнее изобразить сказанное вкратце у Антония. Но в ней рассказаны чудеса, не упомянутые у Антония и совершившиеся, очевидно, после его смерти, которым, по всей вероятности, велась запись в монастыре, как это делается и ныне. Рассказами о чудесах, совершившихся при мощах Преподобного в XVI и XVII веках, Жюков превосходно дополняет житие Антония, так что в обоих рукописях можно видеть две части одного целого.

Жизнеописания Антония и Жюкова представляют из себя как бы один свиток, который десница Божия разделила на две половины и первую положила на хранение в новейшей, а вторую в древней столице России. Зная от века, что обитель испытает много горя, что сказание о жизни Преподобного может легко затеряться, если останется лишь в стенах Болдина монастыря, Господь полагает на хранение жития верного раба своего в обоих столицах земли Русской. Так поступают и мудрые домоправители, которые оставляют завещание в двух списках, чтобы непременно уцелел один, если случайно пропадет другой. Поэтому при настоящем издании за основание взято житие, составленное Антонием, к нему по временам делаются добавления из жития Жюкова. В выносках цифры 1,2, напр., означают по (первому) житию Антония глава вторая, II, 4 - по (второму) житию Жюкова гл. 4. В этом чудесном сохранении двух жизнеописаний преподобного Герасима вдали от места его подвигов, несмотря на все бури, испытанные обителью, нельзя не видеть прямого подтверждения неложных слов Св. Писания: в память вечную будет праведник, от слуха зла не убоится (Пс. III, 6-7). Эти слова оправдаются еще больше, если каждый читатель жития поглубже запечатлеет в сердце образ Преподобного, проникнется его мыслями и чувствами и будет сообразовываться в своей жизни с его заветами и заповедями. Пусть же житие святого Герасима сохраняется в вечную память о нем не на бумаге только, а в душах и умах тех людей, которые прочтут его!

[стр. 2]

Страницы 1 - 2 - 3 - 4 - 5 - 6 - 7 - 8 - 9 - 10 - 11 - 12 - 13

 

<< назад