Житие Преподобного Герасима Болдинского (стр 9)

Страницы  1 - 2 - 3 - 4 - 5 - 6 - 7 - 8 - 9 - 10 - 11 - 12 - 13

Основание преподобным Герасимом других монастырей и посещение их

В городе Вязьме св. Герасим основал монастырь в память св. Иоанна Предтечи, существующий и по настоящее время. До прихода Преподобного на место, занимаемое теперь монастырем, не было никакого поселения, а стоял очень густой ольховый лес, который перерезывался речкой Бебрей. «На этом месте прежде была корчма, прибежище блудников и разбойников, и прочим играм бесовским: душегубству, убийству, кровопролитию» (II, 7). В лесу, окаймлявшем берега речки Бебря, с давних пор был притон воров, разбойников и всякого рода буянов, которым правильная охраняемая законом жизнь казалась невыносимой. Во время Преподобного здесь нашли себе приют кутежи, разврат и своеволие людей, которые видели, что народ неодобрительно судит об их жизни и презирает их. Сюда собирались и из самой Вязьмы, и из окрестностей разные порочные люди, желавшие погулять и побесчинствовать на свободе, никого не стесняясь, в кругу товарищей, предававшихся постыдной страсти к вину. Любил заглянуть в этот уголок важный в то время боярин Телепнев-Оболенский, имевший невдалеке от города поместье, ныне село Спас-Телепнево. Вместе с ним и без него заявлялись сюда разные мелкие бояре («дети боярские»), которым представлялась бесцветной честная, трезвая и трудолюбивая жизнь.

Следует припомнить, что это было время великих смут, козней, подкопов и безначалия в Русской земле. По смерти великого князя Московского Василия Ивановича в 1533 году, наследником престола был объявлен трехлетний Иоанн (получивший впоследствии прозвание Грозного), управительницей сделалась его мать Елена, а вся власть попала в руки бояр. Бояре поделились на партии, которые не могли ужиться между собою и постоянно строили друг другу козни. Во главе одной стоял Глинский, во главе другой - князь Иван Телепнев- Оболенский. Волнения придворного боярства отдались и в мелких городах Руси: и там одни стояли за Глинского, другие за Телепнева, причем первые всячески досаждали вторым и наоборот. Во время этих междоусобий и распрей угасло уважение к закону, ослабели бразды правления и воцарились произвол, безначалие, пренебрежение к порядку и согласию. Суда и правды искать было негде: не было единого полновластного правителя. Вот почему и буйная пестрая толпа гуляк, образовавшаяся в предместье Вязьмы, совершала всякие несправедливости и мерзости, никого не стесняясь; тем более, что она могла опираться на сильную руку Телепнева. Подгуляв во всю широту русской природы, пьяная ватага не останавливалась ни пред каким бесчинством, особенно потому, что в ее составе, кроме бояр, было много людей бесчестных, в воровстве и грабежах потерявших всякий стыд. В минуты грубого и бесшабашного разгула этой шайки плохо приходилось обитателям Вязьмы: ни имущество, ни честь, ни сама жизнь их не были ограждены от посягательств пьяной и безнравственной ватаги. Нельзя было ни пройти, ни проехать мимо места, где свили гнездо беззаконники, не подвергаясь нападению и оскорблению, и эта участь одинаково постигала как коренных жителей, так и приезжих. Обратиться за судом и защитой было не к кому: Телепнев при своей силе всегда мог оборонить от преследования властей своих товарищей по разгулу и бесчинствам. Притом же, совершая грабежи и убийства, разношерстная шайка проходимцев могла представить Телепневу дело так, что она нападает на его врагов, приверженцев партии Глинских. Как бы то ни было, мирные жители города Вязьмы и окольных селений были в отчаянии, не зная, что делать, у кого просить защиты и покровительства от притеснений беспутной и развратной шайки.

Весть о тяжелом положении жителей Вязьмы распространилась далеко за окрестности города; она не замедлила коснуться и чуткого слуха святого основателя Болдиной обители. Имея сердце, всегда готовое отозваться на вопль несчастных, Преподобный проникся глубоким состраданием к плачевной участи вязьмичей. Несмотря на опасности, которые могли грозить ему от пьяного и развратного стада злодеев, он решился в конце 1535 года посетить Вязьму и по возможности поднять дух ее жителей. Слова Христа-Спасителя: «Пастырь добрый душу свою полагает за овец» (Иоан. 10, 11) звучали для св. Герасима призывом идти на помощь несчастным, невзирая ни на что. Он пришел в Вязьму со своим учеником Симеоном и бесстрашно явился в притон развратников увещать их исправить свою жизнь и оставить в покое мирных граждан. На людей, заматеревших в грязи и пороке, нельзя подействовать сразу; поэтому Преподобный устраивает на берегу реки Бебря келью и начинает поститься и молиться, чтобы своим примером влиять на разнузданную толпу. Поселение Преподобного бок о бок с притоном гуляк и грабителей должно было так же поразить их, как поражает безмятежно пирующих неожиданный удар грома и блеск молнии, режущей глаз. Разгул и грабеж уже не могли более совершаться с наглой откровенностью; чувство беспокойства и неловкости должно было посетить душу людей, не привыкших стесняться и бояться. Когда к примеру присоединилось полное огня и воодушевления слово Герасима, когда он явился в гнездо буянов и начал призывать их к честной доброй жизни, между ними произошло разделение. Одни стали поддаваться убеждениям проповедника, другие ожесточались от его слов, видя в них помеху для привольной и разгульной жизни. Замечая распадение своего товарищества под влиянием речей и примера отшельника, некоторые из буянов прибегли к побоям и жестокостям, чтобы прогнать проповедника, но никакая сила не мота охладить его ревности к делу Божию. Несмотря на побои и ругательства, святой опять и опять является среди преступников, со слезами на глазах умоляет их исправиться, грозит судом Божим, будит их уснувшую совесть, и его труды увенчиваются успехом.

Немало прошло времени, как святой поселился в Вяземских пределах, немало претерпел он от бесчинствующих, но сделал Божие дело: реже стали сходиться буяны, прекратились грабежи и разбои и ободрились напуганные жители. Многие из преступной клики стали на путь добра и начали вести честную трудовую жизнь, остальные разбрелись по другим местам. К Преподобному же с разных сторон стали стекаться ревнители благочестия. Одни брали благословение, беседовали и покидали его, другие оставались при нем и строили себе кельи. Так на месте грабежа, насилия и разврата возник приют молитвы, отречения от мира и собственности, покров чистоты и непорочности. К 1542 году около Герасима собралось довольно братии и он отправился в Москву просить разрешения на устройство обители. Разрешение было получено от Грозного Царя и устроена была церковь во имя святого Иоанна Предтечи, явившегося Преподобному в видении, когда он задумал основать обитель. По имени главной церкви и монастырь получил название Иоанно-Предтеченского; позднее св. Герасим устроил при монастыре храм во имя Вознесения Господня.

По мере того, как Иоанно-Предтеченская обитель больше и больше устраивалась, все сильнее и сильнее приливал к ней народ из окрестных деревень и селений. Некоторые принимали иночество, другие просили позволения поселиться по соседству с монастырем, чтобы назидаться его богослужением и учиться праведной жизни у св. Герасима. Так образовалась монастырская слободка, которая особой царской грамотой была освобождена от всяких податей и повинностей. Но спустя немного времени явился в Вязьму царский посланник, который задумал привлечь монастырских крестьян к повинностям наравне с остальными. Крестьяне отказались платить подати, от которых были освобождены по воле царя; посланник начал их преследовать и подвергал очень жестоким побоям. Узнав об этом, Герасим послал к нему иноков, чтобы они с ласкою и любовью попросили его освободить крестьян от незаконных поборов. Посланник не обратил внимания на просьбу иноков, начал поносить их начальника, св. Герасима, а крестьян по-прежнему подвергал притеснениям. Иноки донесли Преподобному, как поступил с ними посланник, и услышали кроткие слова св. Герасима: «Вскоре мы сможем увидеться здесь с ним и, с Божьей помощью, найдем правду». Святой во второй раз отправляет к посланнику иноков с той же просьбой, но монастырским крестьянам не делают никакого облегчения. Мало того: посланник опять начинает осыпать укоризнами пр. Герасима, и вдруг на него находит припадок: он повергается на землю, изо рта показывается пена, зубы издают страшный скрежет... Свидетели, бывшие при этом, пришли в ужас; они признали это наказанием Божиим за хулы на святого отшельника, и понесли больного в Иоанно-Предтеченский монастырь к Преподобному. Св. Герасим сотворил молитву над посланником и он пришел в сознание, но испытывал страшную слабость в теле, не имея сил двинуть ни одним членом. Он начал горько рыдать и просить Преподобного: «Отче, прости меня Бога ради; согрешил и пред Богом, и пред тобою». Св. Герасим кротко и любовно напомнил ему, что Господь запретил лихоимствовать, что с подчиненными следует обращаться мягко и милостиво, отправился в церковь и помолился за больного. Посланный почувствовал, что его члены укрепились, здоровье возвратилось. Со слезами на глазах стал он благодарить Преподобного, который воздал ему за зло добром. Герасим запретил ему рассказывать об исцелении от недуга и отпустил с миром.

[стр. 9]

Страницы 1 - 2 - 3 - 4 - 5 - 6 - 7 - 8 - 9 - 10 - 11 - 12 - 13

 

 

<< назад