Житие Преподобного Герасима Болдинского (стр 10)

Страницы  1 - 2 - 3 - 4 - 5 - 6 - 7 - 8 - 9 - 10 - 11 - 12 - 13

Пробыв около 7 лет в Вязьме, устроив монастырь, собрав до 40 человек братии и поставив над нею игуменом своего спутника и ученика Симеона, Преподобный возвратился в Болдину обитель. Но ему недолго определено было Богом пробыть здесь: слава об его святой жизни и благодати вязьмичам вызвала его на новый нелегкий подвиг. В знаменитых Брынских лесах, нынешней Калужской губернии, как в окрестностях города Вязьмы, с незапамятных времен укрывались воры, грабители и разбойники, беспокоившие окольных жителей. Прослышав о благодеянии, какое Преподобный оказал вязьмичам основанием монастыря, калужане решились прибегнуть к нему за помощью и защитой от удальцов, живших в Брынских лесах. Святой живо откликнулся на просьбу и, по своему обыкновению, отправился пеший в знаменитые леса, отстоявшие от Болдиной обители на 300 верст. Там, на реке Жиздре, он построил на время келью, начал рубить лес, на своих плечах сносил его в одно место, возвел несколько построек и тем положил основание новому монастырю. Около него стала собираться братия, число которой возросло до 42, выстроена была церковь во имя Живоначальной Троицы с приделами Введения во храм Пресвятой Богородицы и преподобного Сергия Радонежского чудотворца. И на этом новом подвиге Преподобному пришлось вынести много горя от злых людей, которым он мешал своею чистой и беспорочной жизнью. Но терпение, пост и молитва к Единому Защитнику Богу ограждали его от уныния и тоски, которые могли закрасться в душу всякого другого человека под гнетом преследований. Господь увенчал успехом начинания святого несмотря на все невзгоды. Устроив монастырь и поставив в нем игуменом своего ученика Петра (Коростелева), Преподобный возвратился в Болдинский монастырь.

В то время, как св. Герасим устраивал монастырь в Брынском лесу на реке Жиздре, совершилось следующее чудо с сыном одного приказчика Лавра Соколова Леонтием. Лавр Соколов, неизвестно почему, стал поносить Преподобного Герасима и Болдину обитель, устроенную им; когда он изрыгал свои хулы, злой дух вселился в его единственного сына Леонтия. Больной падал на землю, трясся всем телом, скрежетал зубами, испускал изо рта пену и метался из стороны в сторону, так что его должны были приковывать, и это повторялось каждый день. Тяжело стало отцу видеть страшные мучения сына. Он начал горько раскаиваться в своих безумных хулах на св. Герасима и решился загладить свой грех. Он отправляется в Болдин монастырь и везет с собою сына закованным в железо; пред братией обители он кается в своих глумлениях, просит прощения и помощи. Священно-иноки стали молить Бога за больного, но не могли пособить ему в отсутствии своего начальника - преподобного Герасима, находившегося на Жиздре и занятого устройством обители. Бесноватый прожил немало в монастыре, пока св. Герасим, по озарении от Духа Божия, не поспешил к нему на помощь, оставив калужские пределы. Преподобный внезапно объявил своим сотрудникам по устроению обители в Брынском лесу: «Ныне подобает мне поспешить и посетить приведенного к нам в Болдин монастырь». Ученики пришли в изумление, не понимая этих слов, так как никто не приходил из Болдиной обители и не было известно, что кто-либо привезен в нее. Когда Преподобный подходил к Болдиной обители, братия вышла к нему навстречу, вместе с беснующимся, который в это время был свободен от припадка и мог идти. Но вдруг с больным сделался припадок: братия на руках понесла его навстречу св. Герасиму, причем больной страшно стонал, кусал зубами несших его, рвал ногтями их одежду и царапал лица. Преподобный, приблизившись к бесноватому, взял его за правую руку и больной тотчас успокоился; по приказанию Герасима его повели в церковь. Здесь Преподобный вместе с братией совершил моление об исцелении больного от недуга и бесноватый совершенно выздоровел. Отец не помнил себя от радости и с того времени начал питать к святому Герасиму безграничную любовь.

Наконец, св. Герасимом был вызван к новой жизни монастырь, отстоявший на 30 верст от Дорогобужа вниз по Днепру, при большой дороге, на месте, которое прозывалось Сверковы Луки. Преподобный любил уединяться в глухие, недоступные человеческому взору, места,.чтобы вдали от всех треволнений жизни глубже войти в себя и пламенней помолиться Творцу. В одно из таких путешествий он пришел на место, прозываемое Сверковы Луки; ему понравилось там, и он решил устроить монастырь. В литовское владение, до 1522 года, в Сверковых Луках был небольшой монастырь, всего в две кельи, и выше этого места, на другой стороне Днепра, была такая же малая обитель. Когда, в силу перемирия 1522 года, Смоленск остался за Москвой, Сверковыми Луками, по воле великого князя Василия Иоанновича, начал владеть его боярин, по имени Яков Андреевич Салтыков. Большой любитель охоты и звериной ловли, Салтыков часто заезжал в Сверковы Луки, в окрестностях которых водилось много дичи, и нередко ночевал здесь. Во время своего пребывания в Сверковых Луках, боярин, на правах полного хозяина, позволял себе крайне неприличные и дерзкие выходки, например, он решался ночевать с собаками в монастырской трапезе. Преподобный воспылал великим негодованием, узнав о таких поступках православного боярина и решил поднять Сверколуцкий монастырь от унижения, в котором он находился из-за своей незначительности. Боярин видел, что с поднятием и развитием монастыря, прекратится его власть: многие крестьяне поселятся вблизи обители, отойдут в ее собственность и перестанут быть его холопами.

Он начал воздвигать разные преграды, чтобы помешать святому делу Преподобного, предпринимал попытки прогнать его, но ничто не могло отклонить святого от его доброго намерения. Он с кротостью говорил боярину: «Ты почтен Богом и государем, и тебе следует быть ревнителем благочестия, а не нечестия. Так как ты, могут поступать лишь нечестивые, тебе же, христианину, должно поступать по-христиански. Слышишь, что говорит пророк Давид: «Человек, в чести сый, неразуме, приложися скотом несмысленым и уподобися им» (Пс. 48, 21). Сильные сильнее отвечать будут: тебе следует быть довольным царским жалованием - поместьями и вотчинами, а земля, на которой строится монастырь, не тебе принадлежит - ею владеют Бог и Церковь». Но на испорченного боярина, привыкшего, чтобы все трепетало пред его властью, не действовали правдивые слова св. Герасима, он не оставлял своих попыток мешать Преподобному поднять от падения монастырь. Тогда подвижник решился просить защиты у высшей власти и отправился бить челом государю, сыну Василия Иоанновича, Ивану Васильевичу Грозному. Царь принял сторону отшельника, распорядился, чтобы ему дано было позволение на устройство монастыря в Сверковых Луках, и особой царской грамотой наделил монастырь земельными угодьями. Преподобный, с помощью Божьей и благочестивых христолюбцев, воздвиг холодную церковь Введения во храм Пресвятой Богородицы и теплую, трапезную, во имя святителя и чудотворца Николая. Были построены кельи для братии, которой, по призыву Герасима, собралось до 35 человек, и назначен был в строители ученик его, по имени Сергий. Боярин же Салтыков, долго противодействовавший отшельнику и враждовавший против него, под конец жизни проникся высоким уважением к св. Герасиму, оставил мир, отпустил на волю своих холопов и постригся в монашество в Болдиной обители. Он чувствовал свою вину перед св. Герасимом и, по преставлении его, каждодневно молился перед его гробницей, проливая горькие слезы. Прежде, чем войти в церковь для пения богослужения, он обыкновенно повергался пред мощами Преподобного и взывал к почившему о прощении грехов, в которых был повинен пред ним. Он жил в Болдиной обители в благочестии и покаянии и, по смерти своей, был погребен недалеко от гроба преподобного Герасима.

Пр. Герасим не оставлял основанных им монастырей без своего бдительного надзора: он часто посещал их и следил за чистотой веры и жизни в среде братии, обитавшей в их стенах. Во время этих посещений он разбирал несогласия, если они появлялись между иноками и увещевал их к соблюдению церковных заповедей и уставов. Он указывал на то, что земная жизнь человека кратка, что за нею наступит другая, которая не прекратится во веки. Если иноки потрудятся, как требует церковь и Евангелие, здесь на земле, им даровано будет неизреченное блаженство на небе. «Если бы знал кто, братья,- говорил св. Герасим,- какая радость ждет в будущем труждающихся в жизни этой Господа ради, не дал бы покоя себе во все дни жизни своей, но в трудах и терпении, тяжелых страданиях прожил бы все свои дни» (II, 11). Он советовал инокам помнить час смертный, иметь любовь друг к другу и оставлять злопамятство, быть прилежными к молитвенному подвигу, старательно посещать церковь, внимательно слушать чтение и пение божественных служб. «Тогда,- наставлял святой своих учеников,- вселится в вас страх Божий и тьма греховная бежит от вас, свет чистоты и бесстрастия озарит души ваша и увидите солнце правды и войдете в чертог небесный, как мудрые девы. Украсив души свои, вместе и каждый в отдельности, повинуйтесь наставникам вашим, которые заботятся о душах ваших, потому что хотят воздать слово о вас Богу в день судный» (II, 11).

[стр. 10]

Страницы 1 - 2 - 3 - 4 - 5 - 6 - 7 - 8 - 9 - 10 - 11 - 12 - 13

 

 

<< назад