Житие Преподобного Герасима Болдинского (стр 12)

Страницы  1 - 2 - 3 - 4 - 5 - 6 - 7 - 8 - 9 - 10 - 11 - 12 - 13

Чудеса, совершенные преподобным Герасимом по вере и молитвам притекавших к нему в XVI и XVII веках

I
В Болдином монастыре был работник, который, по выражению древнего жизнеописателя св. Герасима, «жил злым обычаем, творил бесовскими ухищрениями неправду, крал монастырское имущество и много тайного зла творил». За свою нечистую жизнь он вскоре получил наказание от Бога, впал в недуг «очень тяжелый»: все члены его были скорчены и он не мог владеть ни руками, ни ногами. Болезнь терзала его день и ночь и вырывала из его груди страшные вопли, наводившие ужас на всех, кому приходилось их слышать. Наконец, чтобы умилостивить Бога и замолить свои грехи, больной решился отречься от мира и постричься в монашество; игумен Иосиф постриг его под именем Александра. Новонареченный инок был помещен в братскую больницу, где он и пробыл два года, не имея сил посещать ни церкви, ни трапезы, ползком на локтях и ладонях передвигаясь с места на место. Один из опытных старцев обители, по имени Вассиан, уговорил инока прибегнуть за помощью к угоднику и он начал ползать к раке преподобного Герасима каждый день, с плачем и рыданием прося отпущения грехов своих. Однажды, после вечерни, приполз Александр к гробу святого и с плачем исповедал грехи свои, как вдруг у гроба Преподобного появилась зажженная свеча и вскрылась доска на его раке. Больной подумал, что доска сдвинута плотниками, производившими поделки в храме и подползши хотел поправить ее, но был поражен страхом и радостью: он видит, что гроб открыт и в нем лежит Преподобный, лицо которого сияет подобно солнцу. В тот миг, как увидел св. Герасима, Александр стал на ноги, руки и все члены его окрепли и он почувствовал себя совершенно здоровым, точно злая болезнь никогда не мучила его. Не веря себе и своему счастью, инок, отошедши немного от гроба, стал ощупывать и оглядывать себя. Убедившись в своем здравии, он приблизился к гробу, чтобы облобызать целительное тело угодаика, но доска сама собою закрылась и на ней, как всегда, лежал уже покров. С несказанною радостью поспешил Александр к игумену и сообщил обо всем, виденном в храме.

II
«Некий человек,- говорит древний жизнеописатель Преподобного,-был очень мучим злым духом: его многократно бросало на землю и падая он ударялся, все члены его тела сотрясались, изо рта текла пена и скрежетали зубы. К тому же он становился очень свирепым, так что, поддавшись, кусал стоявших рядом людей или нещадно бил их руками и поэтому на него накладывали железные оковы, но и они не могли его сдерживать. Многократно, на глазах у всех, вырвавшись из рук, он бегал по лесам и диким местам, крича безрассудным голосом. Этого больного с большим затруднением привели в Болдину обитель и насильно привлекли к раке угодника. Тотчас страждущий пришел в чувство, с благоговением воззрел на гроб св. Герасима и произнес: «О, преподобный отче Герасиме! Помилуй меня и не предай этим злым тьмообразным ратникам, вокруг меня с оружием предстоящим, ведь они хотят меня погубить». И видит исцеленный преподобного Герасима, вышедшего из гроба с жезлом и ученика его Варсонофия, который был известен больному. В руках у обоих было по горящей свече; от этих свечей «возгорелся пламень великий и пропали черные эфиопы, находившиеся (как казалось больному) у гробницы, а оставшихся в монастыре преподобный Герасим, передав свой жезл ученику своему Варсонофию, повелел изгнать из монастыря, и тотчас Герасим и Варсонофий стали невидимыми». С этого времени больной навсегда избавился от недуга своего; возвестив о всем виденном настоятелю и братии, он удалился в дом свой, славя и благодаря Господа (II, 14).

III
Иеромонах Болдиной обители Корнилий имел великую веру в Преподобного и пред ракою его дал клятву - никогда не оставлять основанного им монастыря, но потом впал в искушение: роптал на игумена, на иноческий устав и на трапезу.
Наконец, он пошел к раке Преподобного, пал пред нею и просил у угодника благословения оставить «большой Болдин монастырь». Вдруг он слышит, что кто-то тихими беззвучными шагами вышел из гробницы, пригнул его сзади к земле и не давал ему встать; тотчас почувствовал он расслабление во всем теле, онемел и ослеп. В таком положении застала его у гроба угодника братия, собравшаяся на молитву. Заметив, что с Корнилием совершилось что-то необыкновенное, братия обратилась с молитвою к Господу об исцелении больного. Во время молебнош пения, рассказывал потом Корнилий, из гроба св. Герасима вышел легкий и тонкий пламень, который, охватив больного, влил в тело какую-то бодрость и силу и он тотчас почувствовал себя здоровым. После этого инок упал пред гробом Преподобного, слезно просил прощения за свое вероломство и дал новый обет - никогда не оставлять обители, покоряться ее уставам, почитать начальников и жить по завету св. Герасима. Корнилий до конца жизни своей ни в чем не отступил от обета (II, 15).

IV
В обители пр. Герасима был инок, по имени Антоний, который, еще живя в мире, в юношеском возрасте дал обет постричься в монашество в Болдином монастыре. Этот обет он неоднократно повторял при свидетелях, товарищах и сверстниках, но возмужав забыл его, женился и предался мирским занятиям и интересам. Все не спорилось в руках человека, нарушившего обет, ни в чем ему не было удачи. Мало того, преподобный Герасим являлся ему во сне и укорял за нарушение обета, но он не придал этому видению никакого значения, как не обращал внимания и на несчастья, постигавшие его. Но вот в местности, где жил он, появляется повальная болезнь, которая не замедлила захватить и его. Чувствуя приближение смерти, он велит везти себя в Болдин монастырь, чтобы хоть перед кончиной исполнить обет пострижения. На пути в монастырь смертельно больной получает облегчение и оправляется настолько, что, сев на коня, едет один, без посторонней помощи. Чем дальше он продвигался к монастырю, тем сильнее загоралась в его сердце любовь к миру и нежелание оставлять его, и он вознамерился воротиться назад в свой дом, к своим занятиям. Когда он решил это, внезапно постигло его наказание Божие: он упал на землю, как мертвец и потерял сознание. Когда он в забытьи лежал на земле, не имея сил подняться, необыкновенный страх сдавил его грудь и он в смущении стал искать вокруг себя, кто бы протянул ему руку помощи. Внезапно явился ему св. Герасим и стал укорять, что он, живя в мире и претерпевая разные беды, не понимал их смысла, не видел в них руки Божей, которая вела его к спасению. Преподобный взял за руку болящего и ему представилось, что он вдруг перенесен на новое место, светлое и прекрасное, от которого изливалось невыразимое благоухание. В его ушах раздались кроткие и тихие слова: «Выполни обет, который дал прежде и будь ему верен» и святой стал невидим. Больной пришел в чувство и увидал себя на том самом месте, где потерял сознание. Он обратился к спутникам и просил скорее везти его в Болдин монастырь. По прибытии сюда, больной встал на ноги, пошел помолиться угоднику Божию и затем, не откладывая, исполнил свой обет: постригся в монашество с именем Антония и до конца жизни не оставлял Болдиной обители (II, 16)


Один кожевник из Дорогобужа, по имени Яков Зенин, был одержим нечистым духом, который, по сказанию древнего жития, повергал его на землю, нещадно бил и доводил до состояния, подобного смерти. Больной подолгу не ел и не пил, издавал ужасные стоны, говорил скверные слова, кусал стражей, убегал в леса и безлюдные места. Наложив на страждущего железа, привезли его в Болдин монастырь к гробу Преподобного и тотчас нечистый дух поверг его на землю; он был безгласен, подобно мертвецу, во все время молебного пения об его исцелении. По окончании молебна больной, точно встав от глубокого сна, с изумлением обвел предстоящих глазами и почувствовал, что совсем выздоровел от своего недуга. Воздав благодарение угоднику Божию Герасиму, он возвратился в дом свой с весельем и радостью (II, 17). Спустя немного времени, тот же Яков Зенин заболел язвой на руке, от которой опухло все тело: он лишился еды, сна и приговорен был окружающими к смерти. Тогда он обратился с мольбою к преподобному Герасиму, прося его избавить от настоящей болезни, как он был избавлен молитвами святого от прежней. После горячей молитвы, выходившей из Шубины страждущей души, больной почувствовал позыв к пище, которой в то время питалась братия Болдиной обители и мало- помалу совсем оправился от болезни (II, 18).

VI
Некогда, по царскому повелению, проходили мимо Болдиной обители четыреста стрельцов. Пища, взятая ими, вся вышла и они завернули в обитель, прося игумена накормить их. Игумен спросил расходчика, много ли в монастыре пищи и получил ответ, что съестного в монастыре столько, сколько нужно для дневного пропитания братии. Игумен и братия были в сильном огорчении, не зная, чем накормить служивых людей; но веруя, что Бог может и малым напитать многих, собрались в храм и обратились с молитвой к Богу. Помолившись, игумен и братия порешили отдать стрельцам весь скудный запас монастырской провизии и, силой Божьей, предложенная пища не только оказалась довольною для стрельцов, но и осталось от нее, сколько было нужно для насыщения братии и монастырских работников. «Мы же,- замечает по этому поводу писатель древнего жития, -видевшие это, прославляли Бога, творящего преславные и дивные дела угодником своим пр. Герасимом (II, 19)».

VII
Когда в обители пр. Герасима строилась каменная с трапезою церковь во имя Введения во храм Пресв. Богородицы, один человек, по имени Михаил Казьмин, приходил трудиться Бога ради, помогая строителям носить камень, известь, кирпич, без всякой за то платы. На что-то обидевшись по пустякам, он ушел из монастыря, намереваясь отправиться в другое место на труд и дорогою попал в руки разбойников, которые привели его в свой стан и, связав ему руки и ноги, хотели убить. Один из них уже направился к несчастному с оружием в руках, как Михаил в горьких слезах стал творить молитву:« О, преподобный Герасим! Согрешил перед тобою, прости меня Господа ради и избавь от тяжелой смерти этой». Услышав имя угодника Божия, разбойники были поражены непонятным страхом и разбежались в разные стороны, словно кто сделал на них внезапное нападение: с несчастного же Михаила сами собою спали перевязи ног и рук. Поднявшись с земли, он направился в монастырь, к раке Преподобного, воздать благодарение за свое спасение и рассказал о бывшем с ним настоятелю и братии (II, 20).

VIII
Один человек, имевший сына, постригся в иночество с именем Мисаила и жил в монастыре, невдалеке от Дорогобужа. Вместе с сыном инок посетил Болдин монастырь. Настоятель предложил им угощение, как заведено было в обители в силу завещания Преподобного. Мисаил же не только не принял угощения, но рассерженный оставил монастырь, не поклонившись на прощание гробнице святого и не испросив благословения настоятеля. При этом он произносил укоризны на обитель. В наказание за эти хулы у Мисаила с сыном было отнято разумение и они сбились с дороги: сколько ни блуждали они по окрестностям, не могли попасть туда, куца лежал их путь. Находясь в беде, инок вспомнил свое прегрешение и стал горько плакать, раскаиваясь в безумном порицании иноческого устава и порядков Болдиной обители. Он обратился с молитвою к Преподобному основателю Болдина монастыря, и тотчас открылись глаза его и он напал на путь, по которому ему нужно было идти в свое жилище. В благодарном воспоминании об этом, инок Мисаил переселился в Болдин монастырь, где и оставался до самой смерти, а после и сын его принял здесь же пострижение и жил до самой кончины своей (II, 22).
Подобное же чудо было с иноком Гурием, который, проживая в обители Преподобного, вздумал украсть складные образа, стоявшие над ракой угодника и с ними бежать из обители. Но, захватив иконы, он не мог по выходе из монастыря найти дороги, долго блуждал по ближайшим окрестностям, пока не раскаялся и не решил загладить свой грех. Тогда он узнал тропу к монастырю, вернулся в него, исповедал пред настоятелем грех свой и, получив от него наставление, остался в обители, где прожил до конца дней своих в мире и сокрушении сердца (II, 23).

IX 
В 1585 году в царствование сына Грозного, Феодора Иоанновича, были отправлены послы в Литву: на обратном пути один из них, Михаил Безднин, тяжело заболел, так что в течении 15 дней не мог ни есть, ни пить. Не надеясь выздороветь, посол готовился к смерти и делал распоряжения о предании земле его тела, когда товарищи, проезжая мимо Болдиной обители, решили завести больного в нее. Безднина, еле живого, принесли к раке св. угодника и настоятель с братией стали служить молебен об исцелении болящего. По окончании молебна, из гроба Преподобного вышел точно какой пламень, коснулся страждущего и он тотчас заметил, что к нему возвращаются силы и появляется желание подкрепиться пищей. Отведав монастырской пищи, посол поехал в путь, славя святого угодника и, по прибытии в Москву, возвестил о бывшем с ним благочестивому царю Феодору (II, 24).


Некто Егор Плешивцев впал в тяжкую болезнь. На праздник Св. Троицы в Болдину обитель отовсюду направились богомольцы, с ними кое-как пошел и больной, но на пути изнемог, отстал от своих спутников и, упав на землю, горько сожалел о своем несчастье и невозможности быть на празднике в монастыре. От усталости и недуга сами собою сомкнулись его глаза и вдруг он видит «подошедшего к нему старца, держащего в руке жезл. Толкнув его этим жезлом в ребра, старец сказал: Почему лежишь? Встань и иди в мой монастырь, соверши молитвы Живоначальной Троице, а придя к гробу моему, исцеление получишь: я - Герасим, начальник той обители». Ободренный этим видением, больной почувствовал подъем сил и, встав, пошел в Болдину обитель, вознес моление Пресв. Троице, поклонился гробу св. угодника и сделался совершенно здоровым. Рассказав об этом чуде игумену и братии, он возвратился в дом свой, славя Господа Бога и Его святого угодника Герасима (II, 25).

XI
Косьма Новоторжцев, родом из Вязьмы, впал в болезнь, которая проявлялась тем, что он забывал куца идет и, однажды попав в известное место, не мог возвратиться оттуда, если кто- либо не приходил к нему на помощь и не провожал его домой. Родственники несчастного, прослышав о чудесах, совершавшихся у гроба преподобного Герасима, привели его в Болдину обитель. Помолившись Пр. Троице и святому угоднику, больной тотчас выздоровел. С радостью он отправился назад в жилище свое, прославляя Господа, дивного в чуцесах и святого целителя недугов Герасима (II, 26).

ХII
25 сентября 1589 года совершилось при мощах пр. Герасима исцеление от болезни супругов Гавриила и
Евдокии, живших у князя Ивана Сицкош. Сперва Гавриил, а от него и Евдокия, заболели помешательством, выражавшемся в неотступном и беспричинном страхе, который тревожил и расстраивал их воображение. Им чудились какие-то необыкновенные мыши, кошки и разные гады; то вдруг в ночной тишине пред их глазами появлялись мертвецы, которые иногда стояли на одном месте, а иногда передвигались и скрежетали зубами. Больные не могли быть спокойными ни днем, ни ночью; всякий новый предмет, всякое новое место, какой-нибудь неожиданный шорох или шепот, все повергало их в ужас и смятение. Болезнь развилась до того, что супруги стали бояться людей и животных. Их знакомые, зная о чудесах, совершавшихся при гробе св. Герасима, повезли больных в Болдину обитель. Новые предметы, новые люди, встречавшиеся во время пути, скрип и шум колес были причиной особенно сильного ужаса, который овладел болящими по пути в Болдино. Им казалось, что какие- то невидимые силы удерживают их от посещения обители. Наконец, после бесчисленных трудностей, супруги были доставлены в Болдин монастырь. Игумен с братией соборно сотворили молитву о болящих и они получили совершенное исцеление (II, 27).

ХIII
Один из жителей Смоленска, по имени Наум, «котельник художеством», пожелал постричься в монашество под кровом пр. Герасима в Болдином монастыре, оставил дом, жену, детей и принял иночество, получив имя Иасона. Но, спустя немного, по наущению злого духа, он начал думать и мечтать о прелестях мирской жизни, нарушил иноческий обет и ушел в Вязьму, в один из монастырей и жил там, как мирянин. Преподобный Герасим не раз во сне являлся ему, укорял его за нарушение обета иночества, грозил ему мучениями будущей жизни, но Иасон не вразумлялся видениями и продолжал жить по-прежнему Наконец, угодник Божий явившись во сне Иасону, возвестил: «Еще раз ослушаешься меня, будешь иметь много страданий» - и инок, проснувшись, заметил, что на него напало расслабление. Он не мог двинуть ни руками, ни ногами. Вспомнив о своем обете, инок начал горько плакать, каяться и упросил отвести его в Болдину обитель. По прибытии сюда, он каждый день ходил ко гробу Преподобного и просил прощения в своих согрешениях, но долго не получал исцеления от недуга на пользу и научение всем маловерным и вероломным. Инок не переставал однако каяться и молить угодника об исцелении болезни, и молитва его была услышана: он совершенно выздоровел от расслабления. Вместе со здоровьем, как это часто бывает, возвратилась к Иасону и беспечность: спустя немного времени, он снова оставляет монастырь, чтобы жить не для подвигов и спасения души, а для наслаждения здесь и мучения за гробом. Праведный Господь не оставил такого дерзкого вероломства без наказания: Иасон лишился ума, в какой болезни и окончил несчастную жизнь свою. «Этому мы были свидетелями,- замечает древний писатель жития,- и не хотим забыть со смехом, но предаем писанию в назидание слышащим» (II, 28).

XIV
Инок Болданой обители, по имени Дионисий, долгое время жил, как должно, соблюдая предания, сохранявшиеся от времен Преподобного и подчиняясь монастырским уставам. Но, наученный врагом человеческого рода, он стал хулить и обитель, и ее обычаи с уставами, возненавидел церковное пение, перестал оказывать уважение игумену и затевал ссоры с братией. Мало того: он перестал посещать церковь, не показывался в трапезу, а похищая пищу и питье, употреблял их тайком от всех, и даже стал возводить хулы на самого основателя обители пр. Герасима. Игумен и соборные старцы не раз делали попытки образумить его, но все было напрасно: непокорный с каждым днем становился хуже и хуже, переходя от одного нарушения устава к другому. Так шло дело довольно долго, инок не думал просыпаться от своего греховного сна, пока не грянул гром свыше и Дионисий не впал в бешенство: произнося нелепые слова, он бросался на братию и на животных, ломал и бил все, что попадало под руку. Чтобы помешать его неистовствам, вынуждены были наложить на него оковы и связанного привели в церковь к раке св. угод ника и стали возносить моления об исцелении души и тела раба Божия Д ионисия. Вместе с окончанием молебнош пения окончились и страдания инока: к нему возвратился здравый смысл, со слезами на ш азах он начал каяться в своих грехах и передавать окружающим то, что он испытывал. «Я был,- говорил он-, на каком-то неизвестном месте, где злые духи немилосердно мучили меня, но явились ко мне Преподобный Герасим с Вологодским епископом Антонием и прогнали от меня темные силы». С того времени болезнь, прогнанная молитвами св. угодника Божия Герасима, не возвращалась более киноку Дионисию (II, 29).

[стр. 12]

Страницы 1 - 2 - 3 - 4 - 5 - 6 - 7 - 8 - 9 - 10 - 11 - 12 - 13

 

<< назад